Венесуэльская криптовалюта El Petro: спасение или пшик?

криптовалюта El Petro
Венесуэльская криптовалюта El Petro: спасение или пшик?

«Она станет инструментом для достижения экономической стабильности и финансовой независимости Венесуэлы» — обещает официальный документ, опубликованный правительством данной страны в прошлом месяце.

Страна-владелица самой нестабильной денежной единицы в мире намерена выпускать самую надежную валюту в мире в форме Petro — «суверенных криптоактивов, обеспеченных нефтью». Частичная продажа нового перспективного актива началася в феврале, пишет издание The Economist.

В определенном смысле эта идея абсолютно бессмысленна. Лишь самые наивные инвесторы будут доверять валюте, выпущенной социалистическим режимом Венесуэлы, который обесценил боливар, конфисковал частные предприятия, грубо растоптал Конституцию страны и попал под санкции США и Европейского Союза.

Но в планах страны есть и зерно здравого смысла. Она страдает от гиперинфляции, а цены ежемесячно возрастают вдвое. Согласно данным МВФ, к концу 2018 года экономическое производство будет на 40% ниже, чем в 2013-ом. Венесуэле позарез нужна экономическая стабильность, которую обещает этот официальный документ. В теории введение криптовалюты, защищенной от политических капризов, могло бы ее обеспечить. Это не единственное государство, которое пытается найти для себя криптостимулятор. Представители Ирана и России заявляли, что их страны могут быть заинтересованы в выпуске криптовалют. 28 февраля Республика Маршалловы Острова объявила о выпуске цифровой денежной единицы под названием соверен, которую признает законным платежным средством. Общим для таких будущих криптократий является некомфортные отношения с долларом. Маршалловы Острова — это долларизированная экономика; еще одна валюта даст республике хотя бы иллюзию большего контроля над собственными финансами. Против Ирана и России Америка применила санкции.

Для Венесуэлы, чьи криптопланы простираются значительно дальше, Петро может просто стать способом обойти американские санкции и изыскать крайне нужны средства. Соединенные Штаты заморозили долларовые активы президента страны Николаса Мадуро и еще 48 других венесуэльцев. Они также запретили компаниям, которые работают на американском рынке, кредитовать определенные венесуэльские организации. Добыча нефти — едва ли не единственного для этой страны источника иностранной валюты — уменьшается из-за нехватки инвестиций со стороны государственной нефтяной компании PDVSA. Валютные запасы Венесуэлы тают.

С появлением Петро она получит что-то новое для продажи. Венесуэла уже провела предварительный выпуск 100 млн Петро — всей суммы, которая будет создана. Так указано в упомянутом документе. Государственное телевидение показало устаревшие персональные компьютеры, которые якобы уже готовы майнить новую валюту.

«Предварительная продажа» принес $5 млрд, заявил Мадуро (правда, ничем не подтвердив свои слова). По ориентировочной государственной цены на нефть на уровне $60 за баррель общая стоимость новой валюты равна $6 млрд (так что если Мадуро нас не обманывает, то почти все Петро уже предварительно проданы). Это неплохая сумма, но все равно меньше чем половина того, что страна должна заплатить за обслуживание своего внешнего долга в текущем году. Министерство финансов США предостерегло, что инвесторы, которые будут покупать Петро за доллары, будут нарушать санкции. Это уменьшает пользу от новой валюты как инструмента противодействия санкциям. Еще загадочней возможность: власть рассматривает Петро как заменитель обесцененного боливара. Другие страны с высокими темпами инфляции, таких как Зимбабве и Эквадор, нашли выход в введении доллара, но режим Мадуро об этом не захочет и слышать. В 1923 году Германия преодолела гиперинфляцию, выпустив рентенмарку — валюту, обеспеченную землей.

Бразилия покончила с инфляцией одним ударом, заменив крузейро новой денежной единицей — реалом. Эмитентом был национальный банк, который признали надежным. Теоретически Петро может стать венесуэльским реалом. Власти объявили, что граждане смогут покупать эту новую валюту в официальных обменных пунктах и платить им налоги, что могло бы стать первым шагом к использованию Петро в повседневной жизни. В Зимбабве перешли на доллары, когда граждане отказались от платежей в национальной валюте. В Венесуэле, которая лишила людей доступа к долларам эффективнее, чем когда-то Зимбабве, граждане могут перейти из боливара на Петро. Это увеличило бы спрос на новую валюту, а следовательно, и ее цену (а в итоге и доходы государства).

Но правительство уже подорвал доверие, которое должно включать в себя понятие обеспеченной нефтью криптовалюты. Во время предварительной продажи он перешел из популярной платформы Ethereum, которая подтверждает и регистрирует транзакции в нескольких криптовалютах, на новую — New Economy Movement (NEM). Основная криптовалюта имеет рыночную капитализацию всего в $4 млрд. А на Ethereum, если сравнить, $61 млрд. Поскольку NEM меньше, то сеть компьютеров, используемых для валидации транзакций и соблюдения правил, на которых базируется та или иная криптовалюта, централизованей. Благодаря этому какому-то одному пользователю (например, венесуэльскому правительству) легче доминировать на платформе и ослаблять криптовалюту. Никак не убедительнее и привязка к нефти. Петро на нее не обменивается. Просто есть обещание правительства, что эта криптовалюта обеспечена нефтью. Без децентрализации или надежной привязки к нефти Петро — просто-напросто ничем не обеспеченная валюта, выпущенная дискредитированным правительством Венесуэлы. Собственно, тот самый боливар.

loading...

Что такое блокчейн (blockchain)?

Блокчейн, особенности технологии блокчейн

Что такое криптовалюта (cryptocurrency)?

криптовалюта, ее понятие и развитие